Поиск по сайту

Виктор Аксючиц: Семья созидается любовью и поддерживается вечной женственностью

Категория — Статьи и мнения
Опубликовано 4 марта 2016

Женское начало – носитель жизненных потенций, мужское же начало – активное, деятельное. Поэтому жен­щи­на из­на­чаль­но со­дер­жа­тель­нее муж­чи­ны. Она пре­ис­пол­не­на жиз­нью, ни­че­му не слу­жа то­таль­но, ни­че­му пол­но­стью не при­над­ле­жа (кро­ме как воз­люб­лен­но­му), в то же вре­мя она всему открыта. Ми­мо­лет­ный взгляд, лег­кое по­пут­ное ка­са­ние ко­гда-ни­будь всплы­ва­ет как глу­бо­ко пе­ре­жи­тое, про­чув­ст­во­ван­ное до су­ти. Если нежно приобщиться к душевному миру женщины, то могут открыться та­кие пе­ре­жи­ва­ния, со­стоя­ния и мыс­ли, ко­то­рые, ка­за­лось бы, не име­ют ис­точ­ни­ка в её жиз­нен­ном опы­те. Жен­щи­на су­ще­ст­ву­ет экс­та­ти­че­ски – вы­хо­дя за соб­ст­вен­ные пре­де­лы: одновременно и здесь и там, и вхо­дит в мир, и вне его. Многое из того, что муж­чи­на дос­ти­га­ет на­пря­жё­нной работой, жен­щи­не при­су­ще по ес­те­ст­ву.

Жен­ские по­лу­дрё­ма и грё­зы при­кры­ва­ют глу­бин­ные пре­вра­ще­ния. Жен­ский опыт ока­зы­ва­ет­ся боль­шей ча­стью со­кры­тым и мо­жет от­крыть­ся толь­ко лю­бов­но­му, но не рав­но­душ­но­му или снис­хо­ди­тель­но­му муж­ско­му взгля­ду. Жен­ст­вен­но­сти свой­ст­вен­на сво­его ро­да за­об­раз­ность. Не­пре­рыв­но ме­няю­щие­ся об­лик и об­раз по­ве­де­ния – не пус­тые мас­ки, а зар­ни­цы глу­бо­ких ду­шев­ных пре­вра­ще­ний. Жен­щи­на глу­бин­нее и сво­бод­нее муж­чи­ны в той сте­пе­ни, в ка­кой ме­нее ин­ди­ви­дуа­ли­зи­ро­ва­на.  Жен­щи­на по­то­му и ме­ня­ет так лег­ко свой об­лик и от­да­ёт­ся внеш­ней фор­ме, что сущ­ность её сво­бод­на в том смыс­ле, что не име­ет стро­гой внут­рен­ней фор­мы.

Подлинно творческий акт объединяет в себе мужское и женское начала, ибо собственно творчество есть деятельное преобразование, оформление (исходящее от мужского) материи (носителем потенций которой является женское). Поэтому муж­чи­на – слу­жи­тель, в том чис­ле и пред веч­ной жен­ст­вен­но­стью. Жен­щи­на же – ал­тарь слу­же­ния, по­это­му ес­те­ст­вен культ жен­ст­вен­но­сти. Мис­сия муж­чи­ны в том, что­бы в люб­ви и че­рез лю­бовь, че­рез со­еди­не­ние сер­дец дать вы­ход внут­рен­не­му на­пря­же­нию жен­ско­го на­ча­ла, офор­мить его, в том чис­ле и в твор­че­ст­ве. Ци­низм и вы­со­ко­ме­рие по от­но­ше­нию к жен­щи­не ума­ля­ют дос­то­ин­ст­во муж­чи­ны. Культ же пре­крас­ной жен­ст­вен­но­сти и слу­же­ние жен­щи­не воз­ве­ли­чи­ва­ют мужчину.

Жен­щи­на – хра­ни­тель­ни­ца и да­ри­тель­ни­ца жиз­нен­ных со­кро­вищ – ин­туи­ций – не­по­сред­ст­вен­но­го по­сти­же­ния идеа­ла. Рас­по­ря­ди­тель жиз­нен­ных средств – муж­чи­на, и от­то­го, как он ими рас­по­ря­дит­ся, бу­дет оп­ре­де­лять­ся все­кос­ми­че­ская судь­ба. Муж­чи­на в от­ве­те за это пе­ред Бо­гом. Муж­чи­на ре­ша­ет, во­пло­ща­ет и от­ве­ча­ет. Но плод он дол­жен по­лу­чить из рук жен­щи­ны как сво­бод­ный лю­бов­ный дар, а не как за­вое­ван­ное и узур­пи­ро­ван­ное. В этом – пер­вое ус­ло­вие ис­тин­но­сти вся­ко­го вы­бо­ра и дей­ст­вия. И здесь – ис­точ­ник тра­ги­че­ских за­блу­ж­де­ний куль­ту­ры, ци­ви­ли­за­ции, ис­то­рии.

Муж­чи­на – де­ла­тель на аре­не ис­то­рии. Но дея­тель­ность мо­жет стать творческой толь­ко при осу­ще­ст­в­ле­нии муж­чи­ной мис­сии кос­ми­че­ско­го ры­цар­ст­ва. Бла­го­склон­ный взгляд Пре­крас­ной Да­мы ос­ве­ща­ет по­ле под­ви­гов ры­ца­ря. Её при­сут­ст­вие в ка­ж­дом мгно­ве­нии и в ка­ж­дом по­ступ­ке – ис­точ­ник сил и обя­за­тель­ное ус­ло­вие ис­пол­не­ния ры­ца­рем мис­сии за­щит­ни­ка, ох­ра­ни­те­ля и со­зи­да­те­ля. Вне жен­ско­го на­ча­ла или во­пре­ки ему доб­ле­ст­ные ла­ты за­щит­ни­ка об­ра­ща­ют­ся в мерт­вен­ный панцирь ду­ши, и муж­чи­на ста­но­вит­ся не ры­ца­рем-ох­ра­ни­те­лем и твор­цом, а раз­бой­ни­ком – раз­ру­ши­те­лем кос­ми­че­ско­го по­ряд­ка.

По­тен­ци­аль­ность и пас­сив­ность при­ро­ды жен­щи­ны оз­на­ча­ет, что она не пред­на­зна­че­на к су­гу­бо дея­тель­ной, функ­цио­наль­ной ро­ли. Но лож­ный ход ис­то­рии на­вя­зы­ва­ет ей функ­цио­ни­ро­ва­ние, к ко­то­ро­му она ока­зы­ва­ет­ся не­под­го­тов­лен­ной по сво­ему ес­те­ст­ву. Муж­чи­на, бу­ду­чи при­ро­ж­ден­ным дея­те­лем, спо­со­бен ос­та­вать­ся от­стра­нён­ным и не ото­жде­ст­в­ля­ет­ся с функ­ци­ей служ­бы, в чем ус­ло­вие её пло­до­твор­но­сти. Жен­щи­на же то­нет всем сво­им су­ще­ст­вом в дея­тель­но­сти лю­бо­го ро­да, в ко­то­рую она ока­за­лась втя­ну­та во мно­гом по ви­не муж­чи­ны. Жен­щи­на не ро­ж­де­на управ­лять об­ще­ст­вен­ной, тех­ни­че­ской, се­мей­ной или иной сис­те­мой. От­то­го так страш­ны и без­жа­ло­ст­ны (но и жал­ки) жен­щи­ны при ка­кой-ли­бо служ­бе – стрем­ле­нии ис­пол­нить функ­цию.

Со­вре­мен­ная ци­ви­ли­за­ция во мно­гом соз­да­на при по­дав­ле­нии жен­ской при­ро­ды. Обор­ва­на связь не только с источниками духовности, но и с инстанцией не­се­ния пло­ти. Че­ло­век-муж­чи­на за­ко­вал зем­лю в сталь, рвёт­ся под зем­лю, в кос­мос, го­тов рас­ще­пить ос­но­вы ми­ро­зда­ния, вне­дрить­ся в ха­ос, толь­ко что­бы сбе­жать от тяг­чай­ше­го бре­ме­ни муж­чи­ны-твор­ца.

Муж­чи­на гор­дит­ся тем, что твор­цы толь­ко муж­чи­ны и что су­ще­ст­ву­ет толь­ко муж­ская куль­ту­ра. Он не хо­чет за­ме­чать то­го, что жен­щи­на боль­ше по­гру­же­на в экс­та­ти­че­ское. Да и куль­ту­ра – не муж­ская, а му­же­ско-жен­ская. Муж­ская мис­сия ис­пол­ни­ма толь­ко, по­сколь­ку она со­вме­ст­на с жен­ской и пред­сто­ит пе­ред нею, рав­но как и на­обо­рот. У ка­ж­до­го на­ча­ла своё пред­на­зна­че­ние, но ис­пол­не­ние его воз­мож­но толь­ко со­вме­ст­но. Жен­ское – рас­кры­ва­ет­ся и ода­ря­ет толь­ко по муж­ско­му зо­ву. Муж­ское со­зи­да­ет и оформ­ля­ет толь­ко в свя­зи с жен­ским. В ис­то­ри­че­ской куль­ту­ре чис­то и ис­клю­чи­тель­но муж­ско­го столь­ко, сколь­ко в ней лож­но­го.

"В жен­ской по­ло­ви­не че­ло­ве­че­ско­го ро­да за­клю­че­ны ве­ли­кие си­лы, во­ро­чаю­щие ми­ром. Толь­ко не по­ня­ты, не при­зна­ны, не воз­де­ла­ны они, ни ими са­ми­ми, ни муж­чи­на­ми, и по­дав­ле­ны, гру­бо за­топ­та­ны или при­свое­ны муж­ской по­ло­ви­ной, не умею­щей ни вла­деть эти­ми ве­ли­ки­ми си­ла­ми, ни ра­зум­но по­ви­но­вать­ся им, от гор­до­сти. А жен­щи­ны, не уз­на­вая сво­их при­род­ных и за­кон­ных сил, втор­га­ют­ся в об­ласть муж­ской си­лы и от это­го вза­им­но­го за­хва­та вся не­уря­ди­ца" (И.А. Гон­ча­ров).

О люб­ви

Лю­бовь – это встре­ча сер­дец на не­бе­сах, при­хо­дя­щая на зем­лю со­при­ча­сти­ем, сожи­тием, со­рас­кры­ти­ем друг дру­гу. Это лю­бов­ное со­еди­не­ние душ и тел воз­люб­лен­ных. «Тай­на люб­ви в том, что она свя­зы­ва­ет ве­щи, ка­ж­дая из ко­то­рых, как та­ко­вая, мог­ла бы су­ще­ст­во­вать и, всё же, не су­ще­ст­ву­ет и не мо­жет су­ще­ст­во­вать без дру­гой» (Ф. Шел­линг). Акт люб­ви не де­лит­ся, а целостно при­сут­ст­ву­ет в ка­ж­дом мгно­ве­нии. Во взгля­де, при­кос­но­ве­нии, со­вме­ст­ном при­сут­ст­вии в бы­тии, в со­вме­ст­ном ухо­де от су­ще­го – во всём этом пол­но­та люб­ви. Лю­бовь всё жи­во­тво­рит. В ин­тим­ной бли­зо­сти лю­бя­щих серд­ца со­еди­ня­ют­ся и ду­ши трепещут. Лю­бовь – это пол­но­та встре­чи лич­но­стей. На не­бе от­ра­жа­ет­ся не штамп го­су­дар­ст­ва и да­же не вен­ча­ние. Сам факт люб­ви – из дру­гих ми­ров и от­ра­жён на не­бе­сах. По-на­стоя­ще­му са­кра­лен толь­ко акт люб­ви.

Лю­бовь – це­ло­куп­ная встре­ча-дар-от­да­ва­ние: ду­хом, ду­шой и те­лом, ко­гда серд­ца со­при­кос­ну­лись. Лю­бовь – не толь­ко чув­ст­во, но и но­вый мо­дус лич­но­сти – новый спо­соб су­ще­ст­во­ва­ния, вид и ха­рак­тер бы­тия. В люб­ви лич­ность впер­вые про­сы­па­ет­ся как та­ко­вая. Час­тич­ное не есть лю­бовь. Лю­бовь – связь, но не толь­ко по­ло­вая, со­еди­не­ние, но не толь­ко душ, от­кро­ве­ние не толь­ко друг другу, а со­вме­ст­но – пред ли­цом Бо­га и к ми­ру. Ко­гда час­тич­ное, оп­рав­дан­ное са­мо по се­бе, пре­тен­ду­ет на подмену люб­ви – это ис­ка­же­ние подлинной при­ро­ды. По­ло­вые от­но­ше­ния без люб­ви во имя дол­га или по­хо­ти - толь­ко встре­ча без­ли­ких по­лов: се­рая, буд­нич­ная, вы­хо­ла­щи­ваю­щая. Ко­гда же по­ло­вая страсть всецело захватывает че­ло­ве­ка, то чем она силь­нее, тем из­вра­щен­нее, па­то­ло­гич­нее (секс).

Не мо­жет за­ме­нить люб­ви и ду­шев­ная бли­зость, и ду­хов­ное един­ст­во, которые са­ми по се­бе спо­соб­ны соз­да­вать тё­п­лые и уют­ные угол­ки в су­щем. Но без люб­ви на них ле­жит пе­чать без­бла­го­дат­но­сти. Лю­бовь на земле являет зарницы со­вер­шенства: «…ко­гда же на­ста­нет со­вер­шен­ное, то­гда то, что от­час­ти, пре­кра­тит­ся» (1 Кор. 13,10). Она внут­ри и за всем этим, из глу­би­ны лич­но­сти и в глу­би­не её. Лю­бовь ин­тим­на – глу­бо­ко лич­на, со­кро­вен­на. И не по­то­му, что по­стыд­на хоть в ка­ком-ни­будь про­яв­ле­нии. Лю­бов­ная связь – тай­на для ми­ра се­го и скры­та от его на­зой­ли­вых глаз. Ес­ли есть лю­бовь, то суть её – тай­на двух, и её не тре­бу­ет­ся скры­вать – тай­на и так та­ин­ст­вен­на и со­кры­та. На­стоя­щая лю­бовь ухо­дит от глаз, и не по­то­му что сты­дит­ся – она вы­хо­дит в дру­гое из­ме­ре­ние. Все­по­гло­щаю­щая стыд­ли­вость – сим­птом уга­са­ния люб­ви. От­то­го так раз­дра­жа­ет буд­нич­но­го че­ло­ве­ка ино­мир­ность влюб­лен­ных, ко­то­рая пе­ред ли­цом обы­ден­ных норм вы­гля­дит бес­стыд­ст­вом.

Тай­на люб­ви в том, что в лич­но­ст­ной встре­че ин­ди­ви­ду­аль­ное не сти­ра­ет­ся, а уг­луб­ля­ет­ся и рас­кры­ва­ет­ся. Мое "Я" в лю­бов­ном "Мы" не от­ме­ня­ет­ся об­щим, но кри­стал­ли­зу­ет­ся. Воз­люб­лен­ный, лю­бя – лю­бим. Всё про­яс­ня­ет­ся в чис­то­те сво­ей при­ро­ды. Муж­ское даёт и бе­рёт, жен­ское ода­ря­ет и по­лу­ча­ет. Жен­ское со­уча­ст­ву­ет, муж­ское ре­ша­ет и от­ве­ча­ет. Доб­ро­та до­б­ре­ет. Кра­со­та рас­цве­та­ет. В люб­ви всё об­ре­та­ет свою пред­на­зна­чен­ность: дух от­кры­ва­ет­ся и нис­хо­дит, ду­ша рас­кры­ва­ет объ­я­тия и, со­гре­ва­ясь, со­гре­ва­ет, в те­ле пре­об­ра­жа­ет­ся плоть. Лю­бовь – дар Бо­жий, дар, ко­то­рый, ра­дуя, и обя­зы­ва­ет, тре­бу­ет тру­да и на­пря­же­ния.

Лю­бовь – это со­уча­стие и со­жи­тие душ – в ми­ру и пе­ред веч­но­стью, со­вме­ст­ная ра­дость бы­тия и со­вме­ст­ное не­се­ние су­ще­го. Моя жиз­нен­ная но­ша перестаёт быть толь­ко мо­ей, но и судь­ба воз­люб­лен­но­го от­зы­ва­ет­ся в моём серд­це. Бы­тий­ность все­го воз­рас­та­ет, что на­де­ля­ет бременем ответственной жизни. Лю­бовь – это твор­че­ст­во, сла­до­ст­ное, но и тяг­чай­шее твор­че­ст­во, в ко­то­ром создаётся не­что не­по­вто­ри­мое и ни­ко­гда не быв­шее.

Лю­бовь ин­ди­ви­ду­аль­на, лич­но­ст­на, но не эгои­стич­на. Лю­бовь рас­ши­ря­ет го­ри­зон­ты сознания, утон­ча­ет чув­ст­ва, уг­луб­ля­ет и ус­лож­ня­ет ду­шу. Влюб­лён­ный из­лу­ча­ет лю­бовь и ода­ря­ет ею. Воз­люб­лен­ный от­крыт и от­зы­ва­ет­ся лю­бо­вью. Ибо «лю­бовь дол­го­тер­пит, ми­ло­серд­ст­ву­ет, лю­бовь не за­ви­ду­ет, лю­бовь не пре­воз­но­сит­ся, не гор­дит­ся, не бес­чин­ст­ву­ет, не ищет сво­его, не раз­дра­жа­ет­ся, не мыс­лит зла, не ра­ду­ет­ся не­прав­де, а со­ра­ду­ет­ся ис­ти­не; всё по­кры­ва­ет, все­му ве­рит, все­го на­де­ет­ся, всё пе­ре­но­сит» (1 Кор. 13, 4-7).

"…Бог есть лю­бовь" (1 Ин. 4, 8), и че­ло­ве­че­ская лю­бовь – упо­доб­ле­ние Божественной любви, более того, про­рыв в ло­но Бо­же­ст­вен­ной люб­ви. Че­рез лю­бовь ис­пол­ня­ет­ся всё, и то, что не есть лю­бовь: "…лю­бовь есть ис­пол­не­ние за­ко­на" (Рим. 13,1 0). Спол­на по­нять мож­но толь­ко то, что лю­бишь. Лю­бовь ожив­ля­ет и ис­тин­но вы­страи­ва­ет цен­но­сти. Не лю­бовь во имя че­го-ли­бо, а всё во имя люб­ви. Всё су­щее в ми­ре и сам мир – из Бо­же­ст­вен­ной люб­ви и во имя её. И по­то­му всё цен­но, толь­ко по­сколь­ку есть в этом и при этом лю­бовь: "Ес­ли я го­во­рю язы­ка­ми че­ло­ве­че­ски­ми и ан­гель­ски­ми, а люб­ви не имею, то я медь зве­ня­щая или ким­вал зву­ча­щий. Ес­ли имею дар про­ро­че­ст­ва, и знаю все тай­ны, и имею вся­кое по­зна­ние и всю ве­ру, так что мо­гу и го­ры пе­ре­став­лять, а не имею люб­ви, то я ни­что. И ес­ли я раз­дам всё име­ние моё и от­дам те­ло моё на со­жже­ние, а люб­ви не имею, нет мне в том ни­ка­кой поль­зы" (1 Кор. 13, 1-3).

Лю­бовь – ис­точ­ник все­го, веч­ная ос­но­ва и ко­неч­ная цель в бы­тии: "Лю­бовь ни­ко­гда не пе­ре­ста­ёт, хо­тя и про­ро­че­ст­ва пре­кра­тят­ся, и язы­ки умолк­нут, и зна­ние уп­разд­нит­ся" (1 Кор. 13, 8). Лю­бовь – это бре­мя, ко­то­рое не­лег­ко вы­не­сти, по­то­му от не­го так час­то от­ка­зы­ва­ют­ся, сбе­га­ют в под­ме­ну и в из­вра­ще­ние, в неузнавание или из­бие­ние люб­ви. Истинно го­во­рить о люб­ви можно только любя лю­бовь. Мно­гие го­во­ри­ли о люб­ви, ненавидя любовь, сты­дясь или из­го­няя все её признаки. От­сю­да на стра­ни­цах, по­свя­щен­ных те­ме люб­ви, так ма­ло люб­ви. Чув­ст­во ис­ти­ны без люб­ви не­из­беж­но из­ме­ня­ет твор­цу. Как го­во­ри­ла ге­рои­ня ро­ма­на Дос­то­ев­ско­го, тут толь­ко од­на спра­вед­ли­вость, а нет люб­ви, следовательно, нет и спра­вед­ли­во­сти.

В этом смыс­ле ха­рак­те­рен при­мер Льва Ни­ко­лае­ви­ча Тол­сто­го, ко­то­рый не по­ни­мал и по су­ще­ст­ву не при­зна­вал лю­бовь. Бу­ду­чи на­ту­рой стра­ст­ной, он от­да­вал­ся силь­но­му плотскому вле­че­нию, затем ис­пы­ты­вал чув­ст­во брезг­ли­во­сти и сты­да, гро­мо­глас­но рас­каи­вал­ся, ис­кал ви­нов­ных вовне, и на­хо­дил – в по­роч­ной жен­ской по­ро­де. Это не­по­сле­до­ва­тель­ность – из-за под­ме­ны люб­ви стра­стью, – Тол­сто­му, су­дя по все­му, не бы­ло из­вест­но чув­ст­во люб­ви. В его про­из­ве­де­ни­ях по­ло­жи­тель­ные от­но­ше­ния ме­ж­ду муж­чи­ной и жен­щи­ной су­ще­ст­во­ва­ли толь­ко как фор­ма про­дол­же­ния ро­да. Это от­но­ше­ния не лич­но­стей, а обез­ли­чен­ных ро­до­вых ин­ди­ви­дов.

Ис­точ­ник по­доб­но­го жиз­не­чув­ст­вия во всепоглощающем се­бя­лю­бии. Из­на­чаль­но эго­изм – это за­щит­ная по­за, от­каз от пол­но­ты бы­тия. Не нам су­дить, по­че­му это про­изош­ло: или по­то­му, что бре­мя ли­те­ра­тур­но­го твор­че­ст­ва тре­бо­ва­ло всех сил, или ка­кой-ли­бо из­на­чаль­ный ис­пуг, или эле­мен­тар­ная тя­га к ду­шев­но­му ком­фор­ту. Но вид­но, ка­ки­ми опус­то­ши­тель­ны­ми по­след­ст­вия­ми чре­ват от­каз от бре­ме­ни люб­ви, а зна­чит, и бре­ме­ни бы­тия. Лю­бовь ко мно­го­му обя­зы­ва­ет. Не ума­ляя се­бя при­нять не своё, ощу­тить его как род­ное, близ­кое, ин­тим­но с то­бой со­еди­нён­ное. Это и долг и от­вет­ст­вен­ность, пред­по­ла­гаю­щие вы­ход из се­бя­лю­бия. У Льва Ни­ко­лае­ви­ча воз­ни­ка­ет по­рыв силь­ной на­ту­ры, бро­са­ет в объ­я­тия силь­но­го чув­ст­ва, но без то­ков люб­ви ос­та­ёт­ся самопоедающая страсть.

Со­пут­ст­вую­щее чув­ст­во сты­да двой­ст­вен­но. С од­ной сто­ро­ны, в нём про­яв­ля­ет­ся ощу­ще­ние не­ис­тин­но­сти, под­ме­ны люб­ви. Но в то же вре­мя это чув­ст­во ги­пер­тро­фи­ру­ет­ся стрем­ле­ни­ем при­крыть при­чи­ну под­ме­ны. За­щит­ная ре­ак­ция: сты­жусь – зна­чит ощу­щаю грех и тем са­мым уже как бы тя­нусь к до­б­ру. Бо­лез­нен­ное пе­ре­жи­ва­ние ин­три­ги стра­сти ис­ка­жа­ет и соз­на­ние: ус­та­нов­ка на по­иск ви­нов­ных в соб­ст­вен­ном про­ступ­ке, по­пыт­ка ком­пен­са­ции сво­ей сла­бо­сти уни­же­ни­ем дру­го­го. Ви­нов­на по­роч­ная жен­ская при­ро­да, ко­то­рая есть по­тен­ция зла и ис­точ­ник со­блаз­на. От­сю­да из­вра­щён­ное по­ни­ма­ние жен­ской, но и муж­ской пред­на­зна­чен­но­сти. Жен­ская жес­то­ко при­ни­жа­ет­ся до обез­ли­чен­ной сти­хии. Муж­ская ис­ка­жа­ет­ся пан­му­же­ским ком­плек­сом.

Грех осоз­на­ет­ся пе­ред ли­цом долж­но­го. Но­во­за­вет­ная нрав­ст­вен­ность не сво­дит­ся к би­че­ва­нию пло­ти и ос­но­ва­на на люб­ви, пре­об­ра­жаю­щей плоть. Тот же им­пульс, ко­то­рый не по­зво­ля­ет при­нять пол­но­ту Бо­го­во­пло­ще­ния – во­пло­ще­ния Бо­га в че­ло­ве­ке, пре­об­ра­же­ния зем­но­го не­бес­ным, плот­ско­го – ду­хов­ным, дик­ту­ет Л.Н. Тол­сто­му соз­да­ние но­вой "нрав­ст­вен­но­сти" и да­же "ре­ли­гии"– тол­стов­ст­ва. Этот при­мер по­ка­зы­ва­ет, что от­каз от пол­но­ты люб­ви, ко­то­рая яв­ля­ет­ся про­свет­ляю­щим да­ром, но и ве­ли­ким бре­ме­нем ут­вер­жде­ния бы­тия, фанатизирует жиз­не- и ду­хо­вос­прия­тие.

Ставропольский край (выбран сейчас)
Россия
Россия Архангельская область Астраханская область Белгородская область Брянская область Волгоградская область Вологодская область Воронежская область Ивановская область Иркутская область Кабардино-Балкарская Республика Калужская область Кемеровская область Кировская область Костромская область Краснодарский край Красноярский край Курганская область Курская область Ленинградская область Москва Московская область Мурманская область Омская область Оренбургская область Орловская область Пензенская область Приморский край Псковская область Республика Башкортостан Республика Дагестан Республика Коми Республика Крым Республика Марий Эл Республика Северная Осетия - Алания Республика Татарстан Республика Хакасия Самарская область Сахалинская область Свердловская область Севастополь Смоленская область Ставропольский край Тамбовская область Тверская область Тульская область Тюменская область Удмуртская Республика Ульяновская область Хабаровский край Ханты-Мансийский автономный округ Челябинская область Чувашская Республика Ямало-Ненецкий автономный округ
Регистрация на сайте
Введите рабочий e-mail адрес так как вам прийдется подтвердить регистрацию.
Минимальная длина пароля - 6 символов. Максимальная - 12 символов.
Укажите пожалуйста реальные имя и фамилию.
Любое слово, например Ivan, Patriot, Наблюдатель и т.п.
Дата рождения
Мы гарантируем, Ваши персональные данные не будут передаваться третьим лицам.
Вход через социальные сети
Авторизация
Сообщить об ошибке
Восстановление пароля
Введите e-mail адрес указанный при регистрации, на него мы вышлем новый пароль.